Этика

Кодекс профессиональной этики ВОППГП

Кодекс профессиональной этики – это свод внутренних правил профессионального сообщества гештальт-терапевтов, который определяет рамки профессиональных отношений между терапевтом и клиентом, терапевтом и группой, терапевтом и супервизором, терапевтом и терапевтом, терапевтом и сообществом, студентом и обучающим тренером.

1) устанавливать общие ценности, принципы и стандарты профессионального поведения гештальт-терапевтов, а также институтов, обучающих гештальт-терапии;

2) информировать и защищать представителей общественности (клиентов, студентов), которые пользуются услугами гештальт-терапевтов, а также институтов, обучающих гештальт-терапии;

3) защищать гештальт-терапевта путем четкого определения стандартов профессиональной деятельности, границ практики и терапевтического сеттинга.

Члены ВОППГП соглашаются соблюдать данный кодекс и несут ответственность за соблюдение принципов, изложенных в нем. Кроме того, члены ВОППГП готовы сотрудничать с Этической комиссией в вопросах рассмотрения жалоб, а также следовать правилам и процедуре работы Этической комиссии.

Утверждение равной ценности каждой личности;

Признание уникальности, ценности и достоинства каждой личности – вне зависимости от происхождения, расы, этнической и половой принадлежности, вероисповедания, половых и возрастных различий, сексуальной идентичности или сексуальных предпочтений, физических ограничений, языка, социального или экономического статуса, а также духовных потребностей;

Признание значения автономии и саморегуляции личности в контексте межличностных отношений.

В.1 Гештальт-терапевт определяет задачи психотерапии, исходя из своих знаний, умений и навыков, необходимых для поддержки развития процесса клиента, а также в соответствии с контрактом, заключенном с клиентом.

В.2 Гештальт-терапевт осознает свои ограничения и берется за выполнение только тех терапевтических задач, для решения которых он обладает необходимой компетенцией.

B.3 Обнаружив пределы своей компетенции во время рабочего процесса гештальт-терапевт направляет клиента к другому специалисту либо обращается за помощью к соответствующим специалистам, коллегам или к супервизору.

B.4 Первым шагом в этом процессе является пересмотр первоначального контракта с клиентом. Продолжение работы с клиентом предполагает со стороны терапевта действия, необходимые для повышения своей компетентности.

B.5 Терапевт тщательно изучает, достаточно ли он квалифицирован в области проблематики и запроса клиента. Если гештальт-терапевт определяет, что контекстуальное поле проблематики, структура и цели запроса, а также границы сеттинга, необходимые для развития процесса клиента, не совместимы с его профессиональными умениями, он воздерживается от любой дальнейшей работы в этом направлении с этим конкретным клиентом.

B.6 Гештальт-терапевт обращается к опытным коллегам за профессиональной поддержкой и помощью в прояснения своей проблемной ситуации.

B.7 Гештальт-терапевт обращается за индивидуальной либо групповой супервизией, выбирая наиболее подходящий для разрешения его проблемной ситуации формат супервизии.

B.8 Гештальт-терапевт формирует сеть профессиональных контактов, куда могут входить специалисты смежных специальностей, общественные организации и медицинские учреждения, чтобы в случае необходимости располагать необходимыми диагностическими и терапевтическими средствами помощи клиенту.

В.9 Гештальт-терапевт признает необходимость прохождения личной терапии – в кризисные периоды своей жизни и практики и как часть профессиональной культуры.

В.10 Самораскрытие психотерапевта во время терапевтического сеанса носит исключительно профессиональный характер.

B.11 Гештальт-терапевт признает необходимость постоянного повышения своей профессиональной и личной компетентности. Таким образом, образовательный процесс длится всю его профессиональную жизнь. В интересах клиентов гештальт-терапевт открыт для важных разработок и исследований (как в гештальт-терапии, так и в других направлениях психотерапевтической практики) с учетом пользы для клиентов.

B.12 Гештальт-терапевт исключает из своей терапевтической практики (и профессиональной деятельности в целом) любые неквалифицированные методики, программы и выступления (лекции, интервью, комментарии в средствах массовой информации, семинары), не соответствующие профессиональным стандартам.

B.13 Гештальт-терапевт тщательно документирует свою диагностическую и терапевтическую работу и соблюдает законодательство Украины относительно срока хранения документации и требуемых мер безопасности. Тщательное документирование означает соответствие научному уровню, соблюдение объективности и ясности, необходимые для того, чтобы сделать содержание документации понятными и доступными для другого терапевта.

C.1 Отношения клиента и терапевта – это профессиональные отношения, в которых благополучие клиента имеет первостепенное значение для терапевта.

C.2 Гештальт-терапевт признает важность терапевтических отношений для эффективной терапии, а также осознает силу, влияние и проблемы зависимости, присущие этим отношениям. В своей практике гештальт-терапевт будет действовать сообразно этому пониманию. Гештальт-терапевт не будет использовать клиента и злоупотреблять терапевтическими отношениями в финансовом, сексуальном, эмоциональном, политическом или идеологическом смысле для своей личной выгоды, удовлетворения собственных потребностей, либо в интересах других людей или учреждений.

C.3 Гештальт-терапевт осознает и принимает ответственность за ситуации, когда какие-либо внешние обязательства или другие отношения, в которые он включен, вступают в конфликт с интересами клиента. В случае такого конфликта интересов гештальт-терапевт должен открыто внести его в поле терапевтических отношений и предпринять необходимые действия для решения проблемы.

C.4 Гештальт-терапевт признает, что параллельные отношения (с коллегой, другом, родственником, соседом, сексуальным или деловым партнером) несовместимы с терапевтическим процессом.

C.5 Физический контакт в терапевтическом процессе направлен исключительно на благополучие клиента и требует особого профессионального осмысления и заботы. При физическом контакте в терапевтическом процессе согласие клиента имеет первостепенное значение.

D.1 Любой обмен информацией между гештальт-терапевтом и клиентом считается конфиденциальным, с учетом раздела E («Особые обстоятельства») ниже.

D.2 Конфиденциальность является необходимым принципом гештальт-терапии. Гештальт-терапевт не разглашает информацию о жизни клиента и заботится о том, чтобы личная информация клиента не передавалась через пересекающиеся сети конфиденциальных отношений (например, через супервизию).

D.3 Использование материалов конкретного случая для исследовательской работы (отчет, публикация, статья) или учебной деятельности (лекция, доклад) может проводится гештальт-терапевтом только с ведома и согласия клиента с сохранением анонимности последнего. Гештальт-терапевт сохраняет строгую анонимность в отношении персональных данных клиента, изменяя личную информацию, комбинируя материал, используя сборные образы, чтобы гарантировать неузнаваемость клиента.

D.4 Хранение личных данных клиентов, в том числе истории болезни, регулируется соответствующими правовыми и профессиональными нормами Украины.

D.5 Когда гештальт-терапевт желает получить определенные данные о клиенте от других специалистов или организаций, он/она соблюдает права клиента согласно действующему законодательству Украины.

D.6 Гештальт-терапевт учитывает право клиента на ознакомление с его/ее письменными данными (согласно действующему законодательству Украины) и обращается с этой документацией избирательно по отношению к клиенту.

D.7 Если государственные или частные учреждения (суды, страховые компании и т.д.) запрашивают данные о клиенте, гештальт-терапевт поступает в соответствии с нормами действующего законодательства Украины. При этом гештальт-терапевт руководствуется заботой о терапевтическом процессе и обсуждает все свои действия с клиентом.

D.8 Сохранение конфиденциальности не имеет срока давности.

D.9 В случаях получения информации о жестоком или халатном обращении с детьми гештальт-терапевт обязан следовать правовым и профессиональным нормам Украины, которые касаются защиты прав ребенка.

D.10 В случае, если у практикующего гештальт-терапевта, работающего в организации, есть обоснованные опасения по поводу безопасности клиента и/ или его/ее окружения, он может принять решение о нарушении правила конфиденциальности и проинформировать об этом официальные лица, которые имеют право вмешаться и предотвратить предполагаемую опасность. Клиент должен быть проинформирован о таких действиях терапевта.

E.1 Контракт – это соглашение между терапевтом и клиентом, которое может быть заключено как в устной, так и в письменной форме. В контракте должны быть ясно оговорены вопросы стоимости терапии, график оплаты, место проведения, продолжительность терапии, перерывы и отмены сеансов клиентом либо терапевтом и т.д. Контракт может включать в себя описание особенностей контакта с психиатром или иными специалистами (если их участие необходимо), отношения с родственниками клиента и другие особые ситуации. Условия, оговоренные в контракте, являются обязательными для обеих сторон.

E.2 При заключении терапевтического контракта с потенциальным клиентом гештальт-терапевт ясно и открыто говорит о своей компетентности, знаниях и опыте.

E.3 Гештальт-терапевт реализует процедуру приема, совместимую с процедурами приема в том месте, где он практикует.

E.4 Контракт на работу с несовершеннолетними заключается в присутствии трех лиц: терапевта, несовершеннолетнего и его родителя (или официального опекуна). В работе с несовершеннолетними гештальт-терапевт придерживается норм действующего законодательства Украины в вопросах, касающихся защиты прав ребенка.

E.5 Любая видео-, фото-, аудиозапись или наблюдение терапевтических сеансов обсуждается с клиентом и проводится только при информированном согласии клиента или его законного представителя.

E.6 Согласно требованию профессиональной конфиденциальности гештальт-терапевт гарантирует, что во время терапевтических отношений он не будет (сознательно или намеренно) общаться с каким-либо лицом, связанным с клиентом, не имея на то согласия клиента.

E.7 В случае личного кризиса или физического заболевания гештальт-терапевт прибегает к супервизии как к способу восстановления профессиональных отношений.

E.8 Процедура завершения отношений между терапевтом и клиентом обязательно оговаривается в контракте. Отношения завершаются по обоюдному согласию между терапевтом и клиентом. Терапевт старается избегать личных отношений с клиентом после завершения работы.

E.9 Любые изменения вышеупомянутых условий требуют пересмотра изначального контракта.

F.1 Реклама ограничивается описанием предоставляемых услуг, а также, квалификации специалиста, который эти услуги предоставляет. Реклама не должна содержать отзывов, сравнений или намеков на то, что рекламируемые услуги являются более эффективными, чем услуги других гештальт-терапевтов, равно как и услуги представителей других терапевтических школ и организаций. Рекламная деятельность гештальт-терапевта регулируется действующим законодательством Украины.

G.1 Терапевт обеспечивает приватность терапевтического сеанса как при очной работе, так и при работе с использованием технических средств аудиовизуальной связи (Skype, Viber, Zoom). Происходящее на сеансе (без информированного согласия клиента) не должно быть услышано или записано кем-либо другим, кроме терапевта.

G.2 Гештальт-терапевт принимает все возможные меры, чтобы гарантировать, что клиенту не будет причинен физический или психологический вред во время сеансов терапии. Во время сеанса гештальт-терапевт заботится и о собственной безопасности.

G.3 Психотерапия не проводится в измененном состоянии сознания (например, в состоянии алкогольного или наркотического опьянения).

H.1 Конфиденциальность может быть ограничена, если состояние клиента представляет опасность для него самого или для других людей. В таких обстоятельствах необходимо получить, если такое возможно, информированное согласие клиента на изменение договора о конфиденциальности (за исключением случаев, когда есть веские основания считать, что клиент не способен нести ответственность за свои действия).

H.2 Если при заключении контракта гештальт-терапевт считает клиента подверженным исключительным обстоятельствам, то он/она просит клиента назвать человека, к которому можно обратиться в этом случае. При непредвиденных обстоятельствах отступление от договора о конфиденциальности будет ограничено фактическими условиями и временем – строго до тех пор, пока клиент не восстановит ответственность за свои действия, кроме случаев, когда имеется пристальная супервизия процесса терапии.

H.3 В индивидуальной и/или коллективной чрезвычайной ситуации (беспорядки, войны, стихийные бедствия и т.д.) гештальт-терапевт сохраняет сеттинговую рамку, конфиденциальность и автономию клиента в том объеме, насколько это позволяют обстоятельства.

H.4 В случаях, когда психотерапевтический процесс является частью более широкого процесса, гештальт-терапевт защищает конфиденциальность и автономию клиента. Это случаи, когда психотерапия инициирована «по заказу» (работа в клинических условиях, работа с организациями, работа с несовершеннолетними и т. д.) или в команде с работниками здравоохранения. Гештальт-терапевт разъясняет особенности такого сеттинга на начальном этапе заключения контракта и связывается с третьей стороной только после достижения согласия клиента.

I.1 Закон. Гештальт-терапевт осведомлен о действующем законодательстве Украины, которое касается профессиональной деятельности в рамках частной практики или работы в учреждениях, и внимательно следит за соответствующими юридическими предписаниями.

I.2 Исследования. Гештальт-терапевт открыт для сотрудничества и с готовностью вносит вклад в исследовательскую работу, что способствует дальнейшему развитию теории и практики психотерапии в целом и гештальт-подхода в частности. Гештальт-терапевт открывает доступ терапевтического сообщества к своим исследовательским наработкам.

I.3 В своей исследовательской работе гештальт-терапевт соблюдает правила, касающиеся уважения к работе коллег, а также учитывает авторские права на все профессиональные материалы.

I.4 Ответственность перед коллегами и другими людьми. Гештальт-терапевт несет ответственность за свою работу перед коллегами, работодателями, однако, прежде всего, учитывает потребности клиента, его право на личную жизнь и автономию, а также соблюдает договор о конфиденциальности, согласованный с клиентом.

I.5 Гештальт-терапевт не должен вводить общественность в заблуждение недостоверной информацией о своей квалификации и предоставляемых услугах, поскольку это может помешать клиенту получить такою услугу у другого специалиста с более подходящей квалификацией. Гештальт-терапевт не скрывает от клиента информацию о других вариантах получения профессиональной психотерапевтической помощи.

I.6 Гештальт-терапевт уважает (в том числе публично) работу других специалистов. Гештальт-терапевт воздерживается от дисквалифицирующих высказываний о других теоретических моделях, школах, институтах или о конкретных коллегах.

I.7 Гештальт-терапевт не берется за терапевтический случай или проект, в котором уже участвует другой терапевт – особенно в случаях, когда между этим терапевтом и клиентом заключен терапевтический контракт. В случае сомнений гештальт-терапевт вступает в диалог с коллегой после получения информированного согласия клиента.

I.8 Гештальт-терапевт не преследует экономической или иной выгоды за направление клиентов какому-либо коллеге или учреждению.

I.9 Если гештальт-терапевту становится известно о поведении коллеги, которое может навредить репутации психотерапии как социальному институту, он обязан противодействовать этому коллеге и/или его профессиональной ассоциации.

I.10 Вредоносная деятельность. Гештальт-терапевт не вовлекается ни в какую деятельность, которая может поставить под сомнение этику его профессионального поведения или дискредитировать его репутацию, а также репутацию самой профессии.

I.11 Политические аспекты терапевтической работы. Гештальт-терапевт осознает социальные и политические последствия своей работы, а также влияние своих публичных высказываний на социальные и политические темы на контекст терапевтических отношений с клиентами.

I.12 Психотерапевтическое обучение и образование. Задача психотерапевтического образования состоит в том, чтобы объективно и понятно информировать обучающихся о теоретических, методологических и технических разработках в области психотерапии в целом и гештальт-терапии в частности. Личное мнение преподавателей должно быть заявлено, как таковое. Кроме того, тренерам гештальт-институтов не следует давать поводы для ложных ожиданий касательно официального признания данного образования законодательством Украины, регулирующим обучение психотерапии и присвоение звание «психотерапевт».

I.13 Институты, обучающие гештальт-терапии, проверяют квалификацию, перспективы и психофизическую пригодность кандидатов, а также предоставляют четкую и полную информацию об учебных программах и внутренних правилах.

I.14 Институты, ведущие подготовку гештальт-терапевтов гарантируют качество образования как в отношении профессионализма преподавателей и супервизоров, так и касательно согласованности учебных программ. Гештальт-институты обеспечивают внутренний контроль качества образования, а также регулярно проводят семинары по методологии обучения.

I.15 Отношения между преподавателями и студентами, а также между институтами являются ясными и прозрачными. Тренеры гештальт-институтов осознают особенности ролевых отношений «преподаватель-студент» и не используют эти отношения в своих интересах. Особое внимание тренеры уделяют аспектам зависимости и идеализации, которые присущи этим отношениям. Институты разрабатывают директивы, регулирующие отношения между тренером и студентом, а также предоставляют площадку, на которой можно рассматривать и решать возникшие проблемы.

I.16 Гештальт-институты периодически проверяют уровень подготовки студентов посредством специально разработанных прозрачных процедур.

I.17 Этические принципы, регулирующие отношения между терапевтом и клиентом, в равной степени актуальны и для сферы обучения, то есть для отношений между тренером и студентом.

I.18 Во время обучения гештальт-терапии студент защищен от возможной турбулентности, создаваемой путаницей ролей со стороны обучающего тренера. Мнение обучающего тренера не может быть решающим в официальной процедуре сертификации, предусмотренной для оценки успеваемости и пригодности своего студента. Сертификацию проводит другой независимый тренер.

I.19 Институты обеспечивают и контролируют адекватные личные, дидактические, клинические и научные стандарты в отношении своего преподавательского состава. Важно обеспечивать регулярный профессиональный обмен между обучающими тренерами, необходимую супервизию, а также дальнейшее их обучение и развитие.

I.20 Если гештальт-терапевт обнаруживает, что находится в конфликте между различными этическими позициями и требованиями, и не может разрешить его самостоятельно или с помощью супервизии, то он обращается в Этическую комиссию ВОППГП для получения необходимой консультации.

J.1 Гештальт-терапевт остается полностью ответственным за отношения с бывшими клиентами и нынешними студентами.

K.1 Если гештальт-терапевт, являющийся членом ВОППГП, осужден судом за какое-либо уголовное преступление или является объектом частного иска со стороны клиента, он обязан проинформировать об этом Профсовет ВОППГП.

L.1 Жалобы и протесты участников терапевтического и учебного процессов рассматриваются Этической комиссией ВОППГП.
L.2 Обращение в Этическую комиссию можно отправить на электронную почту: ethics.voppgp@gmail.com.

Порядок и принципы работы Этической комиссии ВОППГП

Состав Этической комиссии (ЭК) утверждается на Общем собрании ВОППГП. На данный момент в комиссию входят Евгений Гончарук (председатель), Владимир Кулишов и Таисия Тадыка. Для решения отдельных вопросов в ЭК могут приглашаться другие члены сообщества. Среди них: Евгения Абдуллина, Юлия Белькина, Екатерина Тадыка, Андрей Новоселов, Роман Марценюк.

При попытках подателя жалобы самостоятельно наказать терапевта путем оскорблений или преследования, ЭК оставляет за собой право прекратить отношения с подателем жалобы.

При получении письма-жалобы комиссия обращается к подателю жалобы за разъяснениями и его согласием на использование предоставленной информации для обсуждения с обвиняемым терапевтом. После получения согласия ЭК уведомляет терапевта о поступившей на него жалобе и дает ознакомиться с ее содержанием. После этого терапевт представляет комиссии свое видение ситуации в письменном виде.

  1. Неформальные интервью с каждой стороной конфликта. Сначала два члена ЭК отдельно встречаются с подателем жалобы, а затем – с участником сообщества, на которого поступила жалоба.
  2. Официальное арбитражное заседание, на котором ЭК, исходя из интересов обеих сторон, формирует мнение о сложившейся ситуации и принимает решение о дальнейших действиях.
  3. Официальное рассмотрение жалобы.

Дальнейшая работа строится в индивидуальном порядке – в зависимости от каждой конкретной ситуации, но обычно включает индивидуальные встречи с каждой из сторон конфликта и расширенные заседания с приглашением подателя жалобы и участника ВОППГП, на которого эта жалоба поступила.

Длительность работы ЭК по каждому случаю может длиться в пределах от месяца до года. Если в течение года решение не смогло быть принято, а стороны не достигли согласия, то вопрос передается в ПС.

Мы просим вас с пониманием отнестись к тому, что ЭК необходимо достаточное количество времени для обработки каждого обращения.

Тщательность и объективность при разборе каждого случая могут быть обеспечены при помощи ясных границ, коллегиальности и неспешности.

Решение ЭК может быть обжаловано истцом (подателем жалобы) либо участником, на которого поступила жалоба. В течение пятнадцати рабочих дней после получения заключения ЭК апелляционное заявление должно быть отправлено секретарю ВОППГП (gestalt.secretary@gmail.com), который передаст его в ПС. В свою очередь ПС должен создать апелляционную комиссию (не включающую членов ЭК) для рассмотрения конкретного апелляционного заявления. Задача апелляционной комиссии – определить, есть ли веские основания для апелляции.

Апеллянт должен предоставить четкие и убедительные аргументы в пользу одного или двух следующих утверждений:

Если апелляция будет принята, то апелляционная комиссия проинформирует обе стороны-участницы апелляции. Предполагается, что процесс апелляции после ее принятия будет завершен в течение тридцати рабочих дней. ЭК должна передать все материалы, связанные с рассмотрением жалобы, в апелляционную комиссию. После этого ни одна из сторон конфликта не может предоставлять апелляционной комиссии дополнительные материалы. Решение апелляционной комиссии в письменной форме будет передано обеим сторонам конфликта, а также в ПС в течение семи рабочих дней.

Записаться на мероприятие